В преддверии праздника Дня Победы, 24 апреля в гости к юннатам пришла выжившая в фашистском концлагере Людмила Иосифовна Салмина. Несмотря на преклонный возраст она в деталях рассказал о том, что ей, маленькой девочке, пришлось пережить в концлагере.

«Мой отец родом из дворянского польского рода, рано осиротел и воспитывался у бабушки. Отец хорошо рисовал, закончил двухгодичные курсы художников в Минске. Работал в театре имени Янки Купалы (Минск) художником-оформителем. Здесь они с мамой и познакомились. Когда началась война мне было 6 лет. Наш дом разбомбило. Отец сразу пошел в военкомат и на фронт. Мы с мамой бежали по городу и нас на машине паренек вывез на поле, где мы нашли воронку от бомбы и спрятались. Потом добежали до ближайшей деревни, где местные жители нас приютили. Вскоре к деревне стали приближаться немецкие танки и крытые машины с немецкими солдатами. Остановились у колонки с водой. Всех людей выгнали на улицу. Выбрали мальчишек постарше и заставили их качать воду. Одна бабушка встала на колени помолиться, немец ее застрелил. Немцы погнали нас назад в Минск, загнали на сельскохозяйственный рынок. Продержали несколько суток, потом погнали на вокзал. Женщин и детей погрузили в товарный состав. В каждом вагоне была расстелена солома, а в углу на перевернутом ведре сидел немец. Весь день поезд ехал, а ночью делал остановку. Открывалась дверь, заносили ведро с водой на железной цепи, с привязанной к ней алюминиевой кружкой. Подзывали по одному, только начнешь пить, кружку вырывают и дают следующему. В степи нас высадили и видим вдалеке стоит здание без окон с высокой трубой, из которой валит черный дым, внутри немки сидят в военной форме. Нас заставили раздеваться догола. После дезинфекции в душевую, а за ней в комнате выдали одежду- полосатые штанишки и курточку. На груди выбит номер. У нас с мамой был номер 215800. Лагерь находился под Берлином и вся территория вокруг была обтянута проволокой. Спали на двухъярусных кроватях с матрасами, набитыми опилками, укрывались циновками. Ежедневно на рассвете приходила комиссия и тех, кто не мог встать, уносили на носилках, эти люди больше не возвращались. У меня когда приходила комиссия, начинался сильный кашель, как коклюш. Мама меня клала под матрас и укрывала, чтобы не заметили. Кормили нас жидкой похлебкой. Мама работала на заводе в Берлине. Она рассказывала, что там дышать нечем. Если станок ломался, работника забирали и больше его никто не видел. Осиротевших детей разбирали наши мамы. Нам досталась девочка Оля. Нам выходить из барака не разрешалось.

В 1945 году начались налеты на Берлин. В один из дней открываются ворота, заезжают советские танки и машины. Нас начали кормить кашей. Нас приучали к нормальной еде, давая сначала по одной ложке каши, чтобы мы не умерли. Домой возвращались на пассажирских поездах», - поделилась Салмина.

Юннаты, завороженно слушавшие рассказ о том, сколько бед и лишений пришлось пережить этой хрупкой женщине в дни войны, проникновенно прочитали стихи о детях войны, исполнили военные песни.