forkredit.com | swedtalk.com | | finntalk.com

Печать

История военного госпиталя, находившегося в годы Великой Отечественной войны в кизлярской школе №3

on 03 Май 2017. Posted in Материалы газеты "Кизлярская правда"

Мир не должен забывать ужасы войны, разлуку, страдания и смерть миллионов людей. Это было бы преступлением перед павшими, преступлением перед будущим. Помнить о войне, о героизме и мужестве людей, прошедших ее дорогами, бороться за мир – обязанность живущих на земле.

Школа №3 в городе Кизляре – школа с героическим прошлым. Здесь во время Великой Отечественной войны располагался военный госпиталь. В 1981 году на здании школы была установлена мемориальная доска.  2 октября 1981 года на Всесоюзной радиолинейке краеведам школы было дано задание – продолжить поиск истории госпиталя № 3243. Из газеты «Кизлярская правда» мы узнали фамилии работников госпиталя и начали их поиск. Вот что мы нашли.

Т. Абукаева, статья «За чистое небо»: «1 сентября 1941 года, мы одиннадцатилетние мальчишки и девчонки пришли в школу. Но не на занятия. В школе № 3 расположился военный госпиталь. Принимали с эшелонов раненых солдат. Медсестры были для бойцов, как матери, как сестры, как медики, а мы, дети, стирали бинты, писали письма их родным и близким, читали стихи, пели песни – старались отдать раненным тепло души, облегчить страдания. Днем собирали в колхозах колоски на убранных полях, помогали колхозникам. Для нас в те дни не было больших и малых дел. Каждое дело было главным и важным».

 

Население помогало постельными принадлежностями, мебелью, теплой одеждой для раненых. Из статьи «В огне сражений» («Кизлярская правда», 1985 г.) А. Азадьянц,  бывшего работника госпиталя,  краеведы узнали, что ему было поручено руководить продовольственным отделом. Начальником госпиталя и главным врачом был подполковник медицинской службы Поликарский, комиссар Калашников, политрук   Грачев. Бывший работник госпиталя А. Азадьянц рассказывал о Григории Адамовиче Капиеве. Он работал в военкомате. С началом организации госпиталя ему дали машину скорой помощи… Ему приходилось на этой машине возить раненых в госпиталь, из каждого его филиала (госпитали были еще в школе № 4  и в больнице) то на рентген, то на консультации. Трудно было сказать, когда он отдыхал. Да и до отдыха ли было? Базы снабжения госпиталей находились в Ставрополе и Армавире. О доставке продовольствия железнодорожным транспортом и говорить было нечего. Аздаянц вспоминает: «Мне давали 9 – 10 единиц «полуторок».  Григорий Адамович как опытный шофер отдавал кому-то «скорую», сам садился на «полуторку», и вместе со мной в рейс.

В 1941 году было относительно спокойно. В 1942 начались бомбежки. Наша колона стала тратить на один рейс по целой неделе. Машины двигались по ночам. Я с Капиевым, бывало, выезжал из Армавира или Ставрополя последним в колонне, а приезжал первым. Так хорошо знал дороги Григорий Адамович. Потом ожидали других. К нашему счастью, никаких жертв мы не понесли. Раненые бойцы всегда обеспечивались продовольствием.

Отделом вещевого довольствия заведовал П.  М. Клисунов. Я затрудняюсь сказать, где он находил людей, которые приводили в порядок обмундирование поступивших в госпиталь бойцов и командиров. Но после излечения они получали обувь и одежду в полном порядке и отправлялись кто на фронт, кто на короткую побывку домой, а кто получал полную отставку…

Летом 1942 года Кизляр стал прифронтовым городом. Однако никакой паники не ощущалось. Эвакуацией ценностей и людей занималась специальная тройка. Ею руководил секретарь горкома партии Б.С. Чадов. Автомашин было много, водителей не хватало. На несколько дней Г.А. Капиева и меня привлекли к эвакуации семей тех, кто вступил в формируемые партизанские отряды.

В августе приказ – госпиталь 3243 эвакуировать в г. Тбилиси. Также организованно была решена и эта задача. Я каждый день должен был докладывать первому секретарю окружного комитета партии П. М. Ермаковой, председателю окружного исполкома Н. И. Старчаку и другим руководителям о наличии запасов, а П. М. Клисунов – о положении в вещевом отделе».

Не все гладко проходило по пути в Тбилиси. Е. Николаева, направленная с эшелоном в качестве повара, вспоминает: «Из- за загруженности дороги эвакогоспиталь продвигался очень медленно, подвергался бомбежкам (для гитлеровских стервятников ничего не значили знаки Красного Креста на крышах вагонов). С большим трудом эшелон прибыл в Тбилиси.

В 1941 году в военном госпитале № 3243 вместе со своими одноклассниками пришлось работать Прасковье Бондаренко. Она, будучи студенткой Орджоникидзевского медицинского института, приехав в г. Кизляр после первого курса на каникулы, осталась там, где нужна была ее помощь. Ей было 19 лет. Она вспоминала: «Мы стирали белье, писали письма, показывали номера художественной самодеятельности, ходили в колхозы, собирали виноград. Все это делалось для раненых».

В октябре 1941 года Прасковью Корнеевну направили в Тбилиси, в учебную роту, на Сталинские курсы радиотелеграфисток. Потом -  Ленинградский фронт. Наша землячка работала на самой сложной радиостанции, держала связь с верховным главнокомандующим. В 1944 году – Заполярье, Карельский фронт. В августе началась война с Японией,  закончилась 13 сентября 1945 года. Затем демобилизация и возвращение в Ворошиловск, а потом и в Кизляр. Кизлярской школе №3 Бондаренко отдала еще 32 года своей жизни, проработав учителем немецкого языка.

Много самых разных жизней прошло через госпиталь. Так, в статье Т. Викторовой, «Госпиталь №3243», опубликованной в газете «Кизлярская правда», читаем: «Смотрю на копию карточки, заведенной на воина, умершего в годы Великой Отечественной войны в госпитале №3243 г. Кизляра, - Данило Денисовича Барыш. Год рождения - 1905. Красноармеец 962 с.п., призванный Новосанжарским РВК  Полтавской области.  Ранение в поясничную область от 22.07.1942г. Место захоронения - кизлярское городское кладбище.

В этом списке раненых и больных, умерших в эвакогоспитале №3243 и погребенных в нашем городе, семнадцать фамилий. Эти сведения составлены начальником 4-го научно-исследовательского отдела военно-медицинского музея МО СССР Н.А. Яковлевым. Они попали в руки ребят средней школы №3, где в далеком 1941 году располагался госпиталь. Бойцы проходили здесь лечение, умирали от ран. Их было много.  И у каждого своя судьба. Но всех объединяло одно - кизлярский госпиталь № 3243.

В течение многих лет следопыты средней школы №3 разыскивали их родственников. С.Д.Барыша, бойца с Полтавы, родные считали без вести пропавшим.  Жена, Оксана Васильевна, не дождавшись   никакой  о нем весточки, скончалась  в 1965 году.

И вот в феврале 1982 года следопыты средней школы №3 получают письмо. Оно из Полтавы,  от дочери Барыша Самойло: «Пишет вам дочь С.Д. Барыша  Ефросинья  Самойловна. Милые дети! Я так взволнована. Прошло столько лет,  как освободили Полтаву от гитлеровцев. Мы жили с мамой – Оксаной Васильевной. Отец ушел на фронт воевать по первому призыву. Мне было 7 лет, брату 5. Когда война закончилась, нам сообщили, что отец « пропал без  вести». Так мама и жила  с надеждой,  что  когда-то найдётся и придёт домой наш папа. Да так и никакой весточки и не дождалась. Брат мой 3 года как  трагически погиб. Так что я осталась одна из родственников С.Д.  Барыша. У меня есть дочь Нина. А ещё сестра Барыша- Евдокия Денисовна…  Нам  всем хочется  подробно  узнать, как вы  узнали про  папу… Нет таких слов  благодарности, какими   бы  я хотела её  выразить вам  за долгожданную  весточку об отце».

И таких писем к нам приходило немало. Так, мы узнали, что в Азербайджане,  в городе Астара,  живут  родственники   красноармейца   Абдулы Рахимовича  Мамедова, призванного  на войну  Астраханским РВК  и умершего 28  июня 1942  года в Кизлярском госпитале. Стало известно также,  что Николай Никифорович Горощенко,  живущий в Казахстане, лечился  в этом госпитале.  От него получено письмо, и позже  он побывал  в Кизляре. В Пятигорске  нашли Ивана  Дмитриевича Шевцова, который приезжал  в город Кизляр  на встречу  с поисковой  группой  школы №3.

Это очень большая работа, которую ведут ученики  школы №3 - поиск  сведений  о людях  времен  Великой Отечественной войны.  

 

Группа вконтакте